Опрос посетителей
Сколько стран Вы посетили в своей жизни

Ростовская область - Новошахтинск - ЛНР - ДНР или как лучше въезжать в Донбасс

Ну здравствуй, Ростовская область. Я бы сказал – родная и близкая Донбассу по менталитету дерзкая Ростовская область. Я могу написать огромную статью, за что люблю и ненавижу этот казацкий край, но я его люблю. Как-то сразу потеплело. Да и снега здесь никакого не было. Правда ветер подул родной, степной, бешенный, качающий и машины, и фуры. Поползли многочисленные КАМАЗы – сцепки, тормозящие всю трассу. Появились многочисленные охотники с полосатыми палочками на эти КАМАЗы. Лихие казаки из 61 региона оживили движение невероятными по беспределу и опасности обгонами. Зато никаких платных дорог. В общем – как была эта земля Диким Полем, так им и осталась.

Заезжаю на заправку отдохнуть. Позади больше 1000 км дороги и более 20 часов за рулем. А на Ростовских трассах нужно быть особенно осторожным. Отдыхаю минут 40, и едем дальше. Полосами попадаем в дождь, а иногда в град. Довольно крупный град. Трасса не сильно перегружена, попадал я и хуже на Доне. Состояние асфальта хорошее. Вообще Ростовская область отличается хорошими дорогами – любит местный казак по ровному асфальту промчаться с ветерком.

Уже где-то под Миллерово заехал на заправку набрать воды Герде – собачку разобрал конкретный сушняк. Видно много воды уходит в молоко. Щенки только едят и спят, не доставляя никаких хлопот. Вывели Герду на улицу, но она большого желания пройтись не изъявила и полезла назад в машину. К моему удивлению, на щенков она ложится как курица на яйца – просто сверху, а они уже копошаться под ней в поисках сисек. Некоторые делают это со стороны спины. Ника периодически перекладывает заблудившихся на нужную сторону. На этом наша помощь молодой мамочке ограничилась. Она их постоянно вылизывает и тыкает носом.

На заправке вижу машину на луганских номерах и фургон на российских – 70 регион. Россиянин спрашивает у луганчанина, как ему проехать на Днепропетровск. Мать умерла – едет на похороны. Луганчанин объясняет, что лучше ехать по России в сторону Белгорода и оттуда заезжать, потому что здесь желто-блакитные нацики могут не пропустить. Оба пожаловались на тупость этой войны. Решаю тоже уточнить у «местного» дорогу. Как лучше – ехать до Ростова и от туда въезжать в ДНР или можно заехать через Новошахтинск или российский Донецк. Абориген советует ехать через Новошахтинск, а оттуда прямая трасса на Дебальцево. Машин по его словам на том посту не много. Из его рассказа, я понял, что он возит людей из ЛНР в Украину, но так как прямых пунктов пропуска нет, выезжает в Россию и по России едет до территории, подконтрольно-оккупированной (кому как нравится) Украиной, откуда и заезжает к желто-блакитным.

ОК, решаю попробовать заехать на Донбасс через ЛНР. Меня пугает мысль ехать через Ростов в час-пик, а потом вечером проходить границу и в комендантский час пробираться по ДНР.

Доехали до поворота на Новошахтинск. Здесь заезжаю на заправку ТНК, заливаю 40 литров топлива. Вообще, на всю дорогу в 1600 км у меня ушло 75 литров. Отличный результат.

На таможне перед нами оказалось машин 20-25. По моему опыту это 2-3 часа ожидания. На Успенке и Мариновке россияне пропускают где-то по 8 машин в час.

Но к моему удивлению все прошло очень быстро. Машины одна за одной подъезжают к терминалу, их очень быстро осматривают и пропускают. Почти все выезжали скупиться и заправиться в России и едут обратно. Какой-то мужик – пешеход тянет за собой сварочный аппарат, громко, на всю таможню проклиная фашистов, из-за которых… в общем которые виноваты во всем. Российские таможенники недовольно смотрят на него, их видимо тоже уже достали эти политические эмоции, но мужика пропускают. Минут через 25 подошла наша очередь. Машину бегло осматривают, интересуются, есть ли документы на собаку? Есть. Показать?

- Нет, не надо, верим. Проезжайте. Это что щенки?

- Ага, родились от Смоленска до Орла.

- Да, весело наверно было. Счастливой дороги.

Вот это таможня. После Успенки вообще небо и земля. Выезжаю из Российского терминала. Смотрю по сторонам:

- А здесь видно не было боевых действий – нет следов от осколков. – как-то самоуверенно делаю я вывод и тут же меняю свое мнение. Впереди показались остатки от бывшей украинской таможни. Я не знаю, что здесь упало, но весь профнастил просто сожмакало и разорвало на куски, как лист бумаги. Справа стоит двухэтажная будка, наполовину упавшая на грузовик, за ней остатки от легковой машины. Все это выглядит как в компьютерных играх. За остатками терминала стоит одинокая деревянная будка, над которой развивается флаг ЛНР. Меня обгонят сзади едущая машина, подъезжает к будке, и, не останавливаясь, водитель высовывает паспорт, не открывая в окно. И поехал дальше. Видно он что-то знает…

Подъезжаю к будке, выхожу. Одинокий автоматчик спрашивает – паспорта есть? Логично, что есть, без паспортов бы Россия не пропустила. Достаю, начинаю открывать. – Не надо, вижу что есть. А документы на собаку есть?

- Есть. Показать?

- Мне не надо.

- А кому надо?

- Да никому не надо показывать. Проезжайте.

Я остался в небольшом шоке от такой таможни. Хотя, наверно ЛНР правы, если россияне пропустили, то что второй раз досматривать. Правда в ДНР что-то заносят в компьютер с умным видом, досматривают машину… А здесь у таможенника только автомат.

Делаю однозначный вывод - лучше всего въезжать в Донбасс через Новошахтинск.

Как лучьше въезжать на Донбасс

Все, мы на Донбассе. Дорога по Луганской области то хорошая, то попадаются очень глубокие ямы. Местами на трассе попадаются следы от танков и снарядов. Но не часто. Поля распаханы. Родные пейзажи. Крутые спуски подъемы. Как-то так получилось, что я никогда не был ни в Красном Луче (об этом городе знаю только то, что здесь выпускали вкусное мороженое), ни в Антраците. И глядя по сторонам, жалею об этом. Здесь можно было бы замутить несколько красивых походов по хребтам Донецкого Кряжа. Красота.

На въезде в Антрацит стоит ДПСник. Правда в военной форме, но с палочкой и сигаретой. Равнодушно пропускает машины.

Где-то за Антрацитом проехали шахту Украина или Украинская. Вся желто-голубая, с большим гербом на стволе. Интересно, работает сейчас Украина, или нет… На встречу пронесся армейский Урал, лихо подпрыгивая на ухабах. Из-под его колес брызгами вылетают брызги асфальта из выбоин. Да, такая техника при такой скорости скоро полностью добьет эту трассу.

Уже под Чернухино ям на дороге стало значительно больше, да и сами ямы значительно глубже. Солнце уже катится к закату, и красный диск сильно бьет по глазам. Что же это за день за такой. Вижу впереди косулю, выскочившую на дорогу. Притормозил, она тоже остановилась на дороге, посмотрела на нас и поскакала в кусты.

Напротив Чернухино уперлись в пересыпанную трассу – на Дебальцево не проехать. Возле кучи породы указатели – направо Луганск, налево Донецк и Дебальцево. И стоит будка таможни ЛНР. Ага, конец республики. Зачем только трассу пересыпали, я так и не понял. Остановился – никто не вышел ко мне. Ладно, едем на право.

Направо дорога уходит на Никишино. Я по ней ездил пол года назад. Здесь были очень сильные боевые действия. В дороге многочисленные воронки от снарядов. Вдоль дороги все в осколках, поэтому на обочину лучше не съезжать, можно колесо порезать. Поперек дороги проходит лесополоса. На деревьях половины веток нет – их снарядами и осколками срезало. Такая же ситуация со столбами – половину лежит, остальные все истыканы осколками снарядов. Здесь проходила «стенка дебальцевского котла». Справа от дороги стоит два обелиска – один вообще погибшим ребятам. Второй, трем танкистам. Как рассказывал мне в прошлом году местный житель – эти донецкие ребята ценой жизни прикрыли отход товарищей. Здесь их и приняла родная земля.

На въезде в Никишино стоит кунг с ДНРовским флагом. Таможня ДНР. Таможенники что-то рассказывают водителю КАМАЗа. Постоял. Ко мне не идут. Повернул и поехал в сторону Ольховатки.

Вообще, всем умникам, для которых война это романтика, и тем, кто спрашивает – «А что, у Вас правда война?» я бы советовал побывать в Никишино. Ни одного целого дома. Руины. Разбитая школа. Внутри все сжимается. Сколько лет еще будем пожинать последствия этой войны.

До Ольховатской шахты дорога ужасная. Вся побитая и продавленная тяжелой техникой.  В Ольховатке остановился. Поцеловал родную землю. У меня мать родилась в Ольховатке. Можно сказать, родной поселок. Разбитая и разворованная нацгвардией шахта стоит. Тяжела жизнь сейчас в этом поселке.

Недавно прошел дождь. Солнце светит прямо в глаза и отражается от мокрого асфальта. Ям не видно. Уставшие глаза аж болят. Медленно ехать не могу – уже дом близко, а быстро - кажется, что сейчас машина развалится. Да и стук появился какой-то странный. Как позже оказалось, это разбило саленблок переднего рычага. Но ему давно уже пора. Он пережил все от Кавказа до Байкала.

Так догремели до Енакиево. В Енакиево дороги хорошие – наследие Сергея Жоржевича Рухадзе. Родной город. Вечером еще долго общались с родными, пили самогон, спать лег только часа в два. Щенки все выжили и благополучно были розданы жителям Енакиева. Такие себе, щенки – интернационалисты: мама из Украины, папа из Белоруссии, родились в России а жить будут на Донбассе. Хотя, у всех жителей Донбасса такая же история…

Итого: за 34 часа мы проехали 1800 км – мой рекордный автопробег. Это 1 апреля я запомню на всю жизнь. Главное ко всем сложностям подходить с улыбкой.