Опрос посетителей
Сколько стран Вы посетили в своей жизни

Часть первая. Военно-непатриотическая

Автор: Маруся Климова

Итак, мы едем в Россию. Решение принято, как очень несвойственно мне, хоть я и девочка, чисто по-женски – быстро, эмоционально и под влиянием интуиции. Т.е. так, как наверное никогда раньше в жизни. Все, что происходило с ноября по июнь, то веселило, то бесило, то вызывало интерес и желание побольше узнать, то вселяло чувство полнейшей неспособности повлиять на что бы то ни было. В общем, было достаточно занятно осознавать, что находишься внутри урагана или тайфуна, который сносит все, что было, а что будет после – будет понятно после. Но все это время и я, и мои друзья, и родные, сохраняли оптимизм и веру в то, что после, возможно, будет и все хорошо.

Однако, когда линия фронта стала стремительно сужаться вокруг города, довелось испытать неизведанное раньше чувство, доставшееся нам от первобытных людей – страх физического уничтожения себя, своих детей, близких. Его запустили звуки канонады из соседнего города.  Дождавшись утра и успокоившись, было принято решение слушать свое сердце. Так как ум говорил, что, с одной стороны, здесь остаются многие десятки тысяч людей, здесь есть погреб, запасы воды и еды, родители рядом, завод Ахметова, но, с другой стороны, есть в анамнезе три месяца активных военных действий в соседних городах, которые по факту убили сотни таких же простых людей. И на следующую ночь сердцу, подсознанию и интуиции было дано задание думать над этим вопросом.

Утром было получено полностью сформировавшееся ощущение принятого внутреннего решения – уезжать. Была стойкая уверенность в том, что со мной лично ничего не произойдет, даже если будет падать небо, но по поводу ребенка 4,5 лет ощущения были абсолютно противоположные. И еще – страх потерять того, кому было 12 недель с момента зачатия. Потому как я хоть и стойкий оловянный солдатик, но весь тот стресс, который не проявляется внешне, у меня обычно опускается в живот и проявляется в виде спазмов, а хронический тонус – нам же ведь совсем не друг.

В течение двух часов были найдены телефоны людей, организующих поездки из Енакиево в Ростов, позвонила, сказали, записать могут на послезавтра, мои последние раздумья были прерваны фразой: «Только говорите сразу, едете или нет, а то уже следующий звонок на проводе». «Еду». Ну, понеслась, есть один день, оформить перенос остатков отпуска, плюс положенных по закону 15 дней бесплатного, по работе хотя бы немного с девчонками договориться, чтобы прикрыли самые важные моменты. (Девчонок осталось только двое на весь офис, ходят на работу почти каждый день, хотя официально работаем удаленно. Они енакиевские, они так привыкли. Донецких сотрудников эвакуировали в Мариуполь. Девочка из Горловки долго терпела, но обстановка в Горловке стала такова, что ей тоже пришлось уехать в Мариуполь). Хотя какие могут быть сейчас важные моменты? Неужто есть сейчас люди, способные спокойно работать? Да и львиная часть дел тормозится то неработой почты и служб доставки, то закрытием/переездом/еще какой-то перетусовкой подрядчиков, то неработой транспорта… В общем, приоритет мной выбран, теперь движемся с ним в соответствии. Еще же вещи собрать…

Месяц назад мы уезжали на 10 дней на море, в Бердянск. На себя и ребенка я собрала 4 сумки, из них одна очень большая и две просто больших. Когда муж две недели назад уехал в Россию и мы с дочей решили переехать к моим родителям, т.к. было страшно ночью от гула самолетов и я боялась не справиться одна, если надо будет бежать в бомбоубежище, мы привезли с собой сумок восемнадцать J. Это, правда, включая пакеты и коробочки, но это же в пределах одного города)). Зато в другую страну на неизвестное количество времени я свои и ребенка вещи уложила в один чемодан на колесах и маленькую сумку, которую можно взять с собой в салон. Так война учит абстрагироваться от материального)).

Конечно, в основном сыграл страх того, что вдруг придется через границу идти пешком… И там таких пешеходов было на самом деле очень много… Наш папа был в России, и у нас была только скан-копия доверенности на вывоз ребенка за рубеж, которую он сделал у российского нотариуса и прислал по электронной почте. Оригинал отправил авиапочтой за несколько дней до этого, ведь мы планировали к нему ехать только в сентябре, когда у меня отпуск был по графику. Шанса успеть дойти у него не было, тем более, что за день до этого объявили, что Укрпочта вообще прекратила свою работу в нашем городе. Говорили, что папа может перейти таможню на украинскую сторону, и здесь всем вместе уже выехать в Россию. Но буквально на днях вышел закон о новой волне мобилизации и я боялась, что его опять в Россию уже не выпустят… В общем, воображение рисовало самые нерадужные перспективы: страх обстрела по дороге, страх мобилизации или расстрела из-за отказа мобилизовываться, страх что не выпустят без доверенности… Слава богу, в стране коррупцию еще недопобедили, хотя многие уверены, что уже да, не зря же они на майдане стояли, в общем, можно и без папы, и без доверенности. Все вполне в тренде – с теми, кто дает деньги, не воюют. Кстати, есть на укртаможне еще одна весьма полезная опция – за определенную плату с каждого автобуса этот автобус может проехать на таможню мимо двухкилометровой очереди и избежать стояния на границе в течение многих часов.

Часть первая. Военно-непатриотическая

В жару и с детьми это было весьма востребовано. Как только мы проехали, у укротаможенников повесилась база, и все стоявшие долго были обречены стоять очень долго. В этот день я искренне любила украинскую коррупцию.

/Итого, по деньгам, дорога с человека – 500 грн., проезд без очереди – 150 грн., доверенность – 700/.

Российская таможня – заполнение миграционных карточек, собака для поиска наркотиков, паспортный контроль. Всё, Успенка сменилась Матвеевым Курганом, я и ребенок, муж, машина, - все целы, опасности умереть от рук собственного правительства больше нет, осталось позвонить родным и сказать, что доехали. Ехать нам предстояло на самом деле еще 5 часов, но именно в этот момент было ощущение «доехали». На расстоянии 10 километров от границы еще действует МТС, говорят, это сделано специально, чтобы беженцы, которые живут в лагере возле границы, могли звонить в Украину. Звоним. Говорим: «Доехали». В ответ: «Ну, слава богу». Ну что ж, теперь можно отправляться в путь.