Архивы публикаций
Опрос посетителей
Лучше место для отдыха на море

История Судака - Генуэзцы

Центром генуэзских владений стала Кафа (Феодосия). Вторым по значимости консульством была Солдайя (Судак), третьим считалось Чембало (Балаклава). Мелкие консульства были в Херсонесе, Симеизе, Ялте, Партените, Алуште, Гурзуфе и Воспоро (Керчь). Таким образом, на рубеже ХIV-ХV веков образовалась цепочка генуэзских факторий и укреплений на Южном берегу Крыма.

Судак окончательно перешел из-под власти Венеции к генуэзцам в 1365 году. С этого времени город перестал быть самостоятельным торговым центром. Вся торговля в той или иной степени стала завязываться на Кафу. Судак остался крепостью и центром административного округа из полутора десятков окрестных деревень. Эти населенные пункты в большинстве своем сохранились до сих пор. Сейчас это села Судакского района, приблизительно от Морского (бывший Капсихор) до мыса Меганом.

В это же время генуэзцы начали возводить в Судаке крепость, которая и по сей день украшает город. Крепость строилась по канонам европейской фортификации позднего Средневековья. Она состояла из трех линий обороны. Внешняя линия обороны — это ограда городских укреплений с комплексом ворот Санта Кроче. Вторая линия обороны — это консульский замок с наиболее мощной башней в западной части скалы. Наконец, сохранился еще один замок, который занимает самую верхушку горы, известный под названием Кыз-Куле, то есть Девичья башня. Каждый из этих замков мог функционировать как отдельное укрепление, каждый был снабжен водой.

Водопровод шел даже на самую макушку горы, в Девичью башню. При этом для водоснабжения использовался перепад высоты. Для этого генуэзцы провели водовод из керамических труб от источника на склоне горы Перчем. Отдельно была укреплена приморская часть Судака на месте порта ранневизантийского времени. От той линии обороны сохранились остатки стен и башня консула Фредерико Астагуэрро.

Каждая из башен Судакской крепости носит собственное название по имени консула, в правление которого она строилась. На некоторых башнях сохранились плиты со строительными надписями и геральдические композиции с гербами.

Нельзя сказать, что история генуэзского Судака была очень богата событиями. Генуэзцы чувствовали себя за этими стенами довольно спокойно, консульская власть до поры до времени была авторитетна. Жизнь горожан от последнего люмпена до самого консула мелочно регламентировалась положениями устава для черноморских колоний Генуи. Межнациональные и межрелигиозные отношения сохранялись на грани допустимой напряженности. Даже наглеющие греческие князья Магупского дома в границах Судакского консульства не особо донимали латинян. Скорее, колония начала «подгнивать» изнутри. Сохранились свидетельства о взяточничестве чиновников, брожении и смутах среди горожан, элементарной уголовщине, амнистии ранее изгнанным преступникам как вынужденной мере, чтобы компенсировать выезд многих недовольных жизнью горожан.

Частенько в колонии из Генуи являлись персонажи, с одной стороны, наиболее активные, а с другой — абсолютно нежелательные на родине. Они продолжали мутить воду и здесь. Например, накануне турецкого вторжения Судакское консульство стало ареной вульгарного конфликта. Некое известное генуэзское семейство Ди-Гуаско вступило в откровенную конфронтацию с самим консулом. Консул Солдайи, почтенный Христофоро-ди-Негро, судя по документам, представляется средоточием редких добродетелей, ответственности и рыцарской храбрости — в целом, он был очень симпатичным персонажем весьма несимпатичной эпохи.

Обиталищем Ди-Гуаско был замок Тасили — это нынешняя башня Чубан-Куле в районе Морского, неспокойный западный форпост Судакского консульства. Итак, Ди-Гуаско - папаша с тремя сыновьями-отморозками — откровенно посягнули на полномочия консула, присвоили право судебной власти, стали взимать в свою пользу налоги и штрафы с жителей окрестных деревень, выпороли стражников, посланных для их увещевания консулом Судака... Дошло до того, что Ди-Гуаско спалили несколько овчарен владетеля Алушты — вассала мангупских князей, а это был уже межгосударственный пограничный инцидент с непредсказуемыми последствиями (то есть наоборот, очень предсказуемыми: потерпевший при случае намекнул, что, конечно, подождет, а потом «поставит на счетчик» и разберется «по понятиям»). Отправляясь в свои грабительские вылазки, Ди-Гуаско даже не оставляли в замке охраны, вплоть до того, что не запирали двери, о чем судакский консул писал кафинскому консулу, жалуясь на то, что не может приструнить этих мерзавцев и всегда чувствует опасность, что его замок кто-нибудь захватит. К этому он добавлял неоднократные факты дачи взяток чиновникам. В общем, эпизодов дела всем четверым хватало на хорошие сроки с конфискацией замка. Самое пикантное в этой истории заключается в том, что консул Кафы выступил на стороне Ди-Гуаско, и консул Судака остался так и не удовлетворенным в своих правах.

Приведенный эпизод хорошо иллюстрирует ситуацию в Судаке накануне вторжения османов в 1475 году.