Опрос посетителей
Сколько стран Вы посетили в своей жизни

История Судака - в Российской империи

Когда Судак в 1771 году, во время очередной русско-турецкой войны, впервые был занят русскими войсками, как городской центр он ничего существенного собой уже не представлял. К 1783 году гарнизон старой крепости состоял из конной роты Кирилловского полка. За стенами было устроено полевое укрепление типа редута. До нашего времени на территории крепости сохранились остатки казарм. Надо полагать, солдатушки распугали последние остатки населения. В 1815 году из крепости окончательно вывели и гарнизон.

Раннероссийская история Судака примечательна тем, что со времен матушки Екатерины город был одним из центров русской помещичьей колонизации. На период сбора винограда и выжимки вина Судакская долина становилась достаточно многолюдной, сюда съезжался весь цвет общества из Симферополя. «Виноградинки или сами собой без дальней помощи от помещиков дают плод, или оставаясь до половины необработанными, подобно простой степи, покрыты сенокосами, все водворяет в себе неискусство, беспорядок, нерадение и помрачение своего достояния. Помещики съезжаются сюда в исходе сентября, для извлечения вин, коих в Тавриде выделывается до 360 тыс. ведер, и тогда пустынствующая через весь год долина наполняется обитателями», — свидетельствовал II. И. Сумароков в 1814 году.

Прямо под крепостью возникла немецкая колония. Немецкие колонисты стали разбирать на камень остатки застройки внутри крепости. Именно поэтому крепость теперь внутри пустая. Стены же, после экспедиции академика Келлера в 1816 году, решено было сохранить. Понимание того, что Судакская крепость является уникальным историческим памятником, пришло достаточно рано, но со средствами на его поддержание всегда были проблемы, несколько выручали частные пожертвования.

В начале XIX века в Судаке создали училище виноградарства для разведения в Крыму культур европейских сортов винограда, просуществовавшее лет тридцать. На протяжении всего XIX века Судак был центром промышленного виноделия Крыма. Здесь сохранялись как помещичьи хозяйства, так и виноградники, принадлежащие общинам местных жителей. С 20-х годов XIX века проводились эксперименты по производству шампанских вин, но до начала деятельности Л. С. Голицына они были не вполне удачными.

В Судаке располагались поместья достаточно известных личностей: светлейшего князя Г. А. Потемкина, принца К.Г. Нассау-Зигена, адмирала Н.С. Мордвинова, графов Капнистов, академика П. С. Палласа и основателя Никитского ботанического сада X. X. Стевена. Священник местного храма собрал в начале XX века воспоминания старожилов о «помещичьем» быте дореформенных времен (середины XIX века).

«Особенностью Судака является то, что, несмотря на его прошлое, со времени присоединения Крыма в нем не было и нет никакого присутственного места, ни даже волостного или сельского правления, и потому ни один из жителей Судака не числится судакским, а все числятся в других городах и весях, кроме колонистов немцев. В старину дороги были ужасны. Лавок не было, так что за покупками ездили в Феодосию, через Старый Крым или в Карасубазар. Не было ни пекарни, ни резницы, где можно было достать мяса. Зато во дворе каждого было много птицы, держали коров, и было место, где их пасти. Жизнь была очень простою. Часто собирались и ездили друг к другу, причем ездили на волах. Был слепой музыкант со скрипкой, который за 30-50 копеек в вечер доставлял массу удовольствий танцующей молодежи. Особенным оживлением отличался Судак во время виноделия, когда большинство садовладельцев собирались и приезжали в свои владения. Сальные свечи давали свет; орехи, виноград и сушеные фрукты составляли угощение. Барон Боде и Ликкар, бывшие смотрители училища, задавали тон, а И. Капнист привозил иногда капеллу...»

Описание имеет немало общего с картинами быта европейских переселенцев тех же времен на Диком Западе, в Южной Африке или Австралии. Только вместо совсем диких зулусов и каманчей по соседству обитало «умеренно дикое» татарское население Таракташа, Кутлака и Козской долины. Однако впечатление, производимое на гостей, было в целом безрадостным. «Местечко Судак собственно составляет каких-нибудь 15 домиков, церковь с нестройной колокольней да кладбище. Жизнь в Судаке чрезвычайно грустна и однообразна».

Позже, в 1860-х годах, в Судаке обустроил одно из своих именьиц И. К. Айвазовский. Исключительным для того времени стало имение Новый Свет, где благодаря энергии владельца князя Л. С. Голицына, не пожелавшего превратить его в курорт, были заведены роскошные виноградники и сложились выдающиеся винодельческие традиции.

На рубеже Х1Х-ХХ веков была популярна идея превратить Судак в значительный курортный центр. К услугам гостей было построено несколько дач и пансиончиков, в начале XX века действовали уже четыре гостиницы, старейшей из которых была Лоренцовская, основанная еще в конце 1840-х годов. Из-за отдаленности шоссе и железных дорог и по недостатку капиталов бурного развития курорт не получил. Рейсовым транспортом служил грохочущий по шоссе «неуклюжий дилижанс». Сообщение с Судаком по морю также нельзя было признать удовлетворительным, выгрузка пассажиров производилась в шлюпку вдали от берега, при волнении высаживаться приходилось вовсе в Новом Свете и добираться в Судак как придется. Только к 1910 году построили небольшую деревянную пристань, и жизнь сонного местечка все же стала немного живее.

Из записок врача и литератора С. Я. Елпатьевского 1913 года: «В первый раз я был в Судаке лет 14-15 тому назад. Тогда была старая почтенная Лоренцовская гостиница, существовавшая с крепостных времен, можно сказать колыбель и очаг нынешнего Судака, было здание у пристани Российского общества, кордон, несколько дач, разбросанных по берегу, но в моей памяти сохранилось общее впечатление пустынности и безлюдности прибрежного Судака. Была тогда и немецкая колония сзади генуэзской крепости, в которой главным образом и ютились приезжавшие в Судак на лето люди. Теперь весь берег застроен хорошими дачами, и не только берег, но и значительная часть второй и третьей линии. На берегу уже четыре гостиницы, и кроме Лоренцовской имеется Гюль-Тепе, которая сделала бы честь и Ялте, и Алупке...»

С 1917 по 1920 год власть в Судаке менялась не менее четырех раз, в лесах шныряли разноцветные партизаны, более промышлявшие грабежом. Потом было как везде — голод, постой красноармейцев, стрельба по винным бочкам, разоренные усадьбы, стопленные в буржуйках библиотеки и архивы. Затем национализация уцелевших огрызков старого быта.

В раннесоветское время Судак оставался центром большого сельскохозяйственного района, куда входило с десяток совхозов, а с 1923 года и центром Судакского административного района. Горные деревни Ворон, Шелен (Громовка), Ай-Серез (Междуречье) справедливо рассматривались как глухие оплоты старого быта, куда не рекомендовалось забредать пионерам в коротких штанишках. Два колхоза были уж вовсе экзотическими — «Имени товарища Тельмана» и «Берлин» (немцы в районе пока еще водились). В приобщении аборигенов к цивилизации немалую роль сыграла активизация исследований местных памятников старины и участившиеся в связи с этим визиты уездных и столичных ученых мужей. В 1926 году А. И. Полканов издаст первый путеводитель по Судаку — в помощь сознательному пролетарскому экскурсанту и с целью искоренения «разрушительных инстинктов» у несознательного.